Мобильная версия Версия для слабовидящих Карта сайта

В Торгайских степях

День второй, 13 июня 2022 г.

Мы в Торгайских степях. Сегодня понедельник, начало недели и второй день экспедиции. По пути в музей Степного края г. Аркалыка вспоминаю один момент из вчерашнего дня. Будучи в Атбасаре, интересовалась у местных, сохранились ли какие-то историологические сведения о месторасположении летней ставки, то есть ханского жайлау Абылая в этих краях. Ответ был отрицательным. Однако по приезду в Кокшетау среди собранного материала о хане Абылае обнаружила письмо 1761 года, точнее, секретный рапорт, представленный с целью выяснения взаимоотношений казахов Среднего жуза с Китаем. Так как фактическим ханом уже считался Абылай султан, то вопросы международного характера, касающиеся крупной этнополитической административно-территориальной единицы Казахского ханства – Среднего жуза — решались непосредственно самим правителем, и имя Абылая фигурирует в исторических документах XVIII века. Что касается вышеупомянутого официального письма, состоящего из шестнадцати пунктов, то именно в нем мы и находим ответ, что одна из многочисленных летних ставок Абылая находилась на берегу реки Атбасар, урочище Калутон и у подножия горы Жыландытау. (Сборник архивных документов «Казахско-русские отношения в XVI-XVIII веках», Алматы, 1961 год).

Как известно, главная резиденция Абылая – «Хан ордасы» находилась в историческом Кокшетау. Об этом свидетельствуют архивные источники того периода. Летние же ставки – ханские жайлау Абылая по сведениям источников, располагались в Сырымбете, Атбасаре, Баянауле, Ерейментау, Торгае, Жетысу и других регионах.

В силу сложившихся природно-климатических условий, территория Казахстана издревле делилась на сезонные пастбища, это одна из характерных особенностей Степной цивилизации. Интересующие нас жайлау, как правило, занимали территорию с обильным растительным покровом и естественными водными ресурсами: реками и озерами. Под понятием ханского жайлау подразумевалась определенная территория, где на летнее время останавливался хан. Таких жайлау на огромном пространстве Казахского ханства было достаточно. Одно из них – вышеупомянутая местность, где в 1761 году останавливался султан Абылай.

Если перевести это в современную локацию, то река Атбасар ныне носит название Жабай. Гора Жыланды, в переводе с казахского означает «змеиная». Известны два идентичных оронима. Первая гора Жыланды высотою 641 м, покрытая сосновой растительностью, входит в систему гор Кокшетауской возвышенности и находится на территории Кокшетауского историко-географического региона. Вторая – Жыландытау, сопка высотой 262 м, поверхность ее в основном каменистая, растительность полупустынная, расположена на северо-востоке Торгайского плато.

Именно в таком слитном написании «Жыландытау» встречается в вышеназванном источнике. К слову, кокшетауский ороним «Жыланды» пишется раздельно, хотя есть еще и гидроним с таким же наименованием, река Жыланды, протекающая западнее р. Жабай. Учитывая все географические реалии, можно сделать вывод, что летние ставки султана Абылая в начале 1760-х годов находились в Атбасарских и Торгайских степях.

Итак, с утра, экспедиция «Абылай ханның қара жолы» направляется в музей. Проходим через центральную площадь города, где установлен памятник известной личности, Абдигапар хану (1870-1919).

Аркалык – это небольшой город в составе Костанайской области, раньше входил в состав Торгайской области. Если говорить о семантике, то с казахского «Арқалы» в прямом переводе означает имеющий спинку; в переносном же смысле – одухотворенный, сильный, как будто поддерживаемый духом-покровителем; так говорят о поэтах, певцах, борцах-спортсменах. В более древнем, тюркском понимании, если брать основу слова, то «Арқа» означает север, северную часть света. В данном же случае название топонима скорее всего произошло от переносного смысла.

В конференц-зале музея Аркалыка собираются ученые, музейные сотрудники. Со слов заместителя директора Замзагуль Кажымуканкызы Мергеновой, областной музей Степного края в Аркалыке был образован 50 лет назад. Первая экспозиция открылась к 100-летию легендарного батыра Амангельды Иманова в 1973 году участием выдающегося ученого, государственного и общественного деятеля Озбекали Жанибекова. Здесь расположены 11 экспозиционных залов, фондовое собрание музея насчитывает более 75 тысяч экспонатов.

Руководитель экспедиции Мурат кажы Ыдырысулы рассказал присутствующим о ее основных целях и направлениях, ответил на вопросы. Со стороны аркалыкцев выступил потомок Кейкі батыра – Мухамбетрахым Спандияров. Его родной брат Аубакир Кылышбайулы четверть века назад издал книгу «Құлан қыпшақ Кейкі батырдан соң», он же и построил мазар в честь своего знаменитого предка. На встрече выступили молодые акыны. Историк Роман Айтмагамбетулы поднял вопрос о необходимости проведения археологических экспедиций и отсутствии местных кадров в этой отрасли исторической науки.

Знаменитый айтыскер Казахстана, победитель многих республиканских и международных айтысов Айбек Калиев (на фото – справа) в завершение мероприятия написал посвящение экспедиции «Абылай ханның қара жолы». А после встречи и общения обзорную экскурсию по музею Степного края для нас провел экскурсовод и акын Батырлан Жумабайулы Сагынтай. В зале Казахской этнографии особый интерес для нас представил экспонат, связанный с национальной игрой, распространенной в Торгайских степях – «Абылай ханның алтын таспасы». Таспа – с казахского переводится как тесьма, точнее, ременная тесьма из кожи, именно она становится призом, который получает победитель игры. Вероятно, это игра зародилась еще в эпоху самого хана Абылая, так как связана с его именем. По моей просьбе Батырлан Сагынтай прислал видео, где подробно рассказал об условиях старинной игры. Удивительно, что по прошествии стольких лет, почти трех веков, игра, связанная с именем Абылай хана сохранилась и дошла до наших дней. Нас это только радует! Благодарим экскурсовода и музей Аркалыка.

Хотелось бы отметить следующее: многогранна личность Абылая, ученые отмечают его увлеченность игрой на домбре, с которой он не расставался даже в военных походах, об этом свидетельствует и саптама-домбыра – складная походная домбыра, представленная в экспозиции областного музея «Абылай хан залы» г. Кокшетау. Талантливый правитель импровизировал и сочинял кюи. Известны около двух десятков инструментальных мелодий, автором которых считается Абылай. Среди них такие произведения, как «Ақ толқын», «Алабайрақ», «Бұлан жігіт», «Дүние қалды», «Дүние сарсаң», «Жетім торы», «Қайран елім», «Қара жорға» (два варианта), «Майда жел», «Садаққаққан», «Сары бура», «Терісқақпай», «Майдақоңыр» (два варианта), «Қоржын қақпай», «Шаңды жорық» и другие.

Музыкальное наследие Абылай хана исследовал казахский писатель и этнограф Акселеу Таракты Сейдимбек. Известно также, что кюй Абылая «Терісқақпай» исполнял сам Сакен Сейфуллин. Слушая музыку в кабинете первого Премьер-Министра Казахской Автономной Республики и классика поэзии С. Сейфуллина, создатель сборника «1000 песен и кюев казахского народа» А. Затаевич записал кюй, созданный Абылаем ханом.

О последних двух кюях в своей статье «Абылай» упоминал знаменитый правнук хана – ученый Шокан Уалиханов. К примеру, кюй «Қоржын қақпай» был сочинен Абылай ханом в память о зимнем походе на волжских калмыков, во время которого казахские воины были вынуждены обходиться без еды практически целую неделю, пока не взяли добычу, одержав победу. Что интересно, по преданию, впоследствии воины Абылая исполняли кюй «Қоржын қақпай» в качестве намека на то, что в войске закончились припасы. Если говорить о семантике, то «қоржын» в переводе с казахского означает переметную сумку, «қақпай» – это игнорирование чего-либо. Шокан Уалиханов в свою очередь, перевел его буквально как «тряси мешки», то есть «пустой коржын». В такой вот иносказательной, но не прямой форме, что, впрочем, характерно вообще для казахов, воины-сарбазы сообщали своему правителю о продовольственной проблеме, и которая, по всей видимости, незамедлительно разрешалась.

Из Аркалыка мы выехали в северо-западном направлении, к мазару Кейкі батыра. Его настоящее имя — Нурмагамбет Кокембайулы, родился в 1871 году в ауле Байтура Торгайского уезда. Известный казахский батыр, участник национально-освободительного восстания 1916 года в Казахстане. Трагическая его судьба отражена в одноименном художественном фильме. Мавзолей отважного героя Кейкі батыра, отдавшего жизнь за свободу и независимость своего народа, построен в 2017 году. С обеих сторон мазара протекают реки: с одной стороны – Қарынсалды өзені, с другой – Тасты өзені, словно охраняющие дух батыра…

…Свежесть после дождя. Мы — в ауле Амангельды Костанайской области. Здесь члены экспедиции посетили Мемориальный музей Амангельды Иманова. Нас встречали руководитель музея и сотрудник Дана Сейдагали. Директор Сахан Толенов познакомил нас с экспозицией. Первоначально музей открылся в середине 60-годов ХХ века на родине Амангельды, в ауле Урпек, который сейчас является филиалом мемориального музея. В настоящее время музей А. Иманова расположен в здании 1979 года постройки. Здесь пять экспозиционных залов, более двух тысяч экспонатов насчитывается в фондовой коллекции. Ценные экспонаты – оригиналы представлены личными вещами легендарного казахского батыра ХХ века и его сподвижников: фитильные ружья, сабли, кинжалы периода национально-освободительного восстания 1916 года, а также традиционные предметы быта рубежа ХІХ-ХХ веков. Здесь расположены музейные диорамы. Посредством этого зрелищного вида искусства посетитель словно присутствует в созданном пространстве.

Продолжаем свой путь по огромной стране. Табуны лошадей мчатся по степи, как символ безвозвратно уходящего времени. Небо словно сливается с горизонтом. Мы вдыхаем чарующий аромат степи. Вот оно, восхитительное, настоящее!

Проезжаем песчаную местность Кумкешу. Эта удивительная пустыня протяженностью более пяти километров расположена вдоль автомобильной трассы Аркалык – Торгай. Мы словно оказались в далекой аравийской пустыне. У местного населения даже популярно шуточное изречение: «Зачем нам Дубай, если есть Торгай!». С казахского топоним «Құмкөшу» буквально переводится как кочевание песка, очень точное значение, так как именно в этом месте из песка собираются настоящие барханы.

Впереди нас ждет Торгай со своей непростой историей. Когда-то существовала Торгайская область, ранее, в ХІХ веке, — Торгайский уезд. Долгое время этот регион имел статус области. Сейчас же Торгай – аул. Поэтому его жители считают, что по отношению к их краю отнеслись несправедливо. Не раз в ходе экспедиции нам говорили, что необходимо восстановить статус Торгая, этот край имеет богатую историю и культуру.

Торгайской областью в свое время руководил выдающийся государственный и общественный деятель Казахстана Еркин Ауельбеков, с именем которого связан расцвет Кокшетау.

«В 1978 году Е.Н. Ауельбеков принял Торгайскую область с очень низкими показателями по всем параметрам социально-экономического развития, где целые районы сидели без электричества, телефонной связи, телевидения и других благ цивилизации. Когда он впоследствии передал область своему преемнику О. Куанышеву, здесь выращивали элитные сорта пшеницы, севооборот на площади 2 млн га был приведен в систему на научной основе. Используя опыт застройки г. Кокшетау, в областном центре – в городе Аркалыке развертывается домостроительной комбинат, благодаря которому в городе ежеквартально могли сдавать в эксплуатацию 70-квартирные жилые дома. Разительные перемены произошли и в животноводстве: только в одном Амангельдинском районе поголовье овец достигло 270 тысяч, создавались условия труда, в которых чабаны были обеспечены даже спутниковой связью. Условия и уровень жизни населения значительно выросли. Реформаторский опыт, апробированный в Кокшетауской области, в Торгае использовался с учетом местных специфических условий» (Из статьи Г.М. Толепбергена «Е.Н. Ауельбеков – государственный деятель Казахстана. 2018 год).

В прошлом году на земле Кокше Еркину Нуржанулы установили памятник. Жители четырех регионов Казахстана из Кокшетау, Торгая, Кызылорды и Северо-Казахстанской области собрали 45 млн тенге. Теперь очередь за открытием мемориального музея Еркина Ауельбекова. Как легендарная личность в истории ХХ века, этого он по-настоящему заслужил.

Экспедицию в Торгайской степи встречает директор местного музея Гульбану Сарсекей. Волевая, позитивная, энергичная, она сразу же обращает на себя внимание. В музейной сфере Казахстана ее имя и музей Торгая знают практически все. Она родом из этих краев и самозабвенно рассказывает о Торгае: «Конечно, с природой вашего Кокшетау ничего не сравнится. Но мы также любим свой Степной край! Здесь до сих пор находят артефакты, связанные с национально-освободительным восстанием 1916 года под предводительством Амангельды Иманова. По мнению директора музея, облик А. Иманова до сих пор неизвестен, так как фотографий батыра не сохранилось. На художественных картинах изображен собирательный образ. В ХІХ веке в этих краях жил Шеген би, современник последнего казахского хана Кенесары – внука знаменитого хана Абылая. Один из известных личностей Торгай-Ыргыза – Баймырза, получил звание батыра в 1845 году. В этот же год открылся и Торгай, затем административная одноименная единица уезд и наконец, по реформе 60-х годов ХІХ века – Торгайская область. Эта область восстанавливалась затем в ХХ веке и в конце того же века упразднилась. В этом году, в связи с созданием трех новых областей Казахстана, Улытау, Жетысу и Абай, торгайцы надеялись, что административные реформы как-то коснутся и их края, но этого не случилось. Вопрос остается открытым…

Аналогичная проблема существует и в Кокшетау. Кокшетауский историко-географический регион известен с древности. По реформам рубежа ХХІ века он был поделен на две области: часть районов в составе Акмолинской и часть районов — в СКО. Кокшетауцы уверены: необходимо вернуть административно-территориальную единицу — Кокшетаускую область. Достаточно лишь восстановить справедливость – так же, как она была восстановлена по отношению к Туркестану…

Возвращаясь в Торгай, отметим: в местном музее, полностью он называется «Жангильдинский комплекс музеев Торгая управления культуры Костанайской области», немало по-настоящему бесценных экспонатов. Экспозиция открывается с эпохи хана Абылая, известной в истории как «Абылайдың алтын ғасыры» – «Золотой век Абылая». Здесь представлены документы, характеризующие данный период. Знаменитые батыры Абылай хана, среди которых Шакшак Жанибек, родом из этих краев, бюст его представлен в центральной экспозиции зала. Впечатляет тематическая диорама.

В год обретения Казахстаном Независимости, в 1991 году открылся музей Ахмета Байтурсынова, лидера первой Казахской политической партии «Алаш», выдающегося ученого-лингвиста, 150-летний юбилей которого мы отмечаем в этом году под эгидой ЮНЕСКО. Именно здесь, в Жангельдинском районе бывшего Торгайского уезда, в ауле Сарытобек и родился Учитель нации.

В Алматы есть квартира-музей, где жил Ахмет Байтурсынов. А здесь, в Торгае, на его Родине, расположена экспозиция с оригиналами сборников «Қырық мысал», изданного в Санкт-Петербурге в 1909 году, «Маса», изданного в Оренбурге в 1911-м, представлены и другие уникальные экспонаты.

Родина одного из знаменитых лидеров «Алаш» Мыржакыпа Дулатова – также Торгайский край, бывший уезд волости Сарыкопа. Со слов Гульбану Кулеткызы, документы-оригиналы и ценные предметы были переданы в дар музею дочерью Гульнар Мыржакыпкызы. Среди них — старинная коллекция фотографий, 125 штук, раритетные ножницы Гайнижамал – супруги М. Дулатова, кісе-белбеу – кожанный, инкрустированный серебром пояс, принадлежавший их сыну Алибеку, головной убор – такия, который Мыржакып, или как называли его на сокращенный казахский манер Жакан, сшил своими руками, здесь же имеются изящные кружева, изготовленные Гайнижамал и многое другое.

Экскурсия Гульбану Сарсекей – это тема отдельного разговора. Небольшое уютное экспозиционное пространство, выставленные для посетителей деревянные стулья, все это располагает внимание слушателя. И центром этого внимания становится сама Гульбану ханым. Она проводит как обзорные, так и тематические экскурсии. Знание экспозиционного материала, истории родного края и Казахстана, все это характеризует директора музея как высокопрофессионального специалиста. По завершении экскурсии мы долго аплодировали ей: «Бәрекелді!». Руководитель экспедиции Мурат кажы Ыдырысулы, не сдерживая эмоций, обнял и поблагодарил Гульбану ханым. Он отметил, что такие мероприятия и подобного уровня экскурсии способствуют привитию патриотизма, любви к истории и своей стране.

Путь экспедиции продолжается в юго-западном направлении. Почва здесь песчаная, и поэтому растительность скудная. Слева вдали виднеется аул «Түйе Мойнақ», написано на дорожном указателе. Понятие «мойнақ» в казахском языке имеет два основных значения: в первом значении это географический термин, означающий перешеек; во втором — шея, главным образом, это слово использовалось по отношению к верблюжьей шее, либо шейной коже верблюда, дикого козла. Таким образом, и «түйе мойнақ» и просто «мойнақ» означает верблюжью шею. В наших краях тоже можно встретить старинный топоним аула «Ақтүйесай», связанный, по легенде, с белой верблюдицей. Как свидетельствуют архивные данные ХІХ века, эти животные обитали когда-то на территории Кокшетауского региона, Атбасара, Акмолы и Кызылжара. Сейчас же, в основном на юго-западе Казахстана, в пустынной и полупустынной зоне.

Только после полуночи мы добрались до местности Мәт. Дорога оказалась нелегкой. Несколько раз внедорожники останавливались, исчезала как мобильная связь, так и связь между экипажами. Экспедиция затерялась, заблудилась в бескрайней Торгайской степи. Случайно встретившиеся попутчики за определенную плату показали путь, и в село Ыргыз, куда планировали добраться к полуночи, прибыли лишь к 4 часам утра. Несмотря на столь позднее, точнее сказать, раннее время, нас все-таки встречали…

Продолжение следует…

Бибигуль БЕЙСЕНБАЙКЫЗЫ.

Кокшетау – Западный Казахстан – Оренбург – Кокшетау

Источник: apgazeta.kz

Яндекс.Метрика

A+AA-